/ Новости  / Засечный Рубеж / Совет Домовых комитетов /


Владимир ТИМАКОВ, официальный сайт


Карфаген в головах

«Ceterum censeo Carthaginum esse delendam»

Катон Старший

«Нынешнему Карфагену не понять деяний Руси»

Александр Харчиков

           

Почётно быть наследником Римской империи? Ещё бы! Нет в Европе великой нации, которая так или иначе не примеривалась бы к древней короне. Византийцы, забыв своё этническое имя, называли себя ромеями; потомки разрушителей Вечного города - германцы – строили Священную Римскую империю; американцы расположили свой Сенат на Капитолийском холме. В памяти европейцев Рим является главной точкой отсчёта, центром привязки исторических координат. И для русских дорога к государственному величию началась с осознания этой преемственности: Москва – третий Рим, а четвёртому не быть.

Почему дороги всех европейских наций ведут в Рим? Ничего удивительного! Весь христианский мир – и Восточный, и Западный – был рождён в римской колыбели. Римская цивилизация – наша праматерь, и не мудрено, что её отпрыски состязаются в праве первородства.

Не мудрено и то, что враждебные силы в таком римоцентричном сознании ассоциируются с Карфагеном, грозившим на заре истории раздавить нашу колыбель. Византийцы сравнивали с карфагенянами генуэзцев, парижские якобинцы – англичан. Такую параллель подсказывает голос нормального родового инстинкта.

Но так, оказывается, думают не все. Как ни странно, популярный публицист Александр Никонов объявил Россию современным Карфагеном, а США, вопреки пророчеству инока Филофея, – четвёртым Римом. (Никонов А.П., «Судьба цивилизатора. Теория и практика гибели империй»). Причём сделал это в самой безапелляционной форме: «Сегодня мировым Римом являются США, вооружённые европейским культурным наследием. Никто не желает поспорить с этим тезисом? Ну и чудно… Московский Карфаген, бездумно полагавший себя Римом, повержен…»

В никоновском «чýдно» так и тянет переставить ударение. В самом деле, если дихотомию «Рим – Карфаген» прилагать к двум главным соперникам Холодной войны, напрашиваются совсем другие аналогии.

В самом деле: Рим был державой преимущественно сухопутной (теллурической, как модно выражаться в кружках любителей Хаусхофера). Карфаген жил морем, являлся типичной талассократией. Думаю, никому в голову не придёт оспаривать преимущественно континентальный характер Российского государства и преимущественно океаническую природу американского могущества. Для пущей иллюстративности можно сравнить сухопутные и морские силы двух сверхдержав на пике гонки вооружений (мы тогда имели впятеро больше танков, чем США, а американцы – впятеро больше надводных кораблей).

Пункт второй, точнее – исходный, из которого вытекает предыдущий. Рим, как и Россия, рос, расширяясь вокруг своего родового центра. Карфаген, как и Америка, был основан колонистами, морскими путешественниками, перебравшимися на другой континент.

Пункт третий: Рим, как и Россия, вплоть до Пунических войн вбирал в себя окружающие народы на принципах равноправия. Карфаген, как и Америка, резал или обращал в рабство. Фигура чернокожего раба – обязательная примета пригородного пейзажа, будь то в поздней Утике или в раннем Мэриленде¹.

Пункт четвёртый: Римская империя, как и Русская, была, прежде всего, идейным проектом: захваченные народы не превращались в источник прибыли. Карфаген, как и США, был проектом сугубо коммерческим: оружие поднимали тогда, когда война сулила доход.

Пункт пятый: Рим времён великого противостояния был страной прежде всего крестьянской; экономика Карфагена опиралась на торговлю и ростовщичество. Комментарии, как говорится, излишни. Напомним, что сердцем карфагенской цивилизации была цитадель Бирса, где не только приносились жертвы богам, но и заключались торговые сделки. И сегодня Биржа (Уолл-стрит) является сердцем американской жизни, в то время как сакральный центр России - Кремль – ограждён от всякой коммерции.

Ещё примеры? В Карфагене правила финансовая олигархия, в Риме избирали консулов крестьянского происхождения². Биографии лидеров СССР и США эпохи Холодной войны можно не цитировать – и так всё понятно.

Карфагенская армия состояла из хорошо оплачиваемых профессионалов, в то время как для всех граждан Рима защита Отечества была священным долгом. Здесь – тоже без комментариев.

Зато с точки зрения материального процветания и развития демократии карфагеняне заметно перещеголяли римлян. Теодор Момзен, наиболее авторитетный в Европе специалист по античности, называл Карфаген «богатейшим городом мира» (чем не Нью-Йорк?!), «в финансовом отношении далеко превосходящим Рим». Аристотель считал карфагенскую демократию идеальным политическим устройством (чем не рейгановский «Город на холме»?!), а русский исследователь А.В. Волков воспел пунийскую столицу как «великий вольный город, веками не знавший царей». Ну не Москва, это точно…   

Почему же тогда Россия – это Карфаген, если все перечисленные признаки вопиют об обратном? Ах да, ведь Карфаген - это Восток! Но одного взгляда на карту достаточно, чтобы убедиться – главный город пунийцев был расположен западнее Рима, а его владения – и подавно.

Как же обосновывает Никонов свой экстравагантный вывод о русском «карфагенстве»? Очень просто: «элементарным сопоставлением нравов и политических обыкновений… Советский Газдрубал – Жуков… заставлял молоденьких новобранцев взять на плечи утяжеление и гнал на противотанковые мины – разминировал таким образом минные поля. Этот восточный деспот отправлял подчинённых на расстрел пачками просто по капризу… Жестокость и человеческие жертвоприношения «а-ля Карфаген» до сих пор не изжиты в остатках нашей империи…» Грандиозное объяснение! Там, где нет аргументов, на помощь приходят страсти.

Оставим на совести автора недокументированные легенды о Жукове. Согласимся с главным, очищенным от экзальтации, выводом: Россия более сурова (подчас даже жестока) в отношении своих граждан, нежели Америка.  Но при чём тут дихотомия Рим-Карфаген? Ведь отмеченная историками карфагенская жестокость была направлена против чужих (сразу вспоминаются могикане, Дрезден, Хиросима и т.д.). А в смысле жестокости по отношению к собственным солдатам Рим давал фору любому Карфагену. Достаточно вспомнить про обычай децимации бежавшей части. Это похлеще сталинских заградотрядов. Зато в Карфагене приказ «Ни шагу назад!» был невозможен – наёмники сразу бы разорвали контракт. Выходит, и тут Россия ближе к Риму!

Собственно, сам Никонов, пока не переходит к выводам, а только описывает нравы римлян времён подъёма, то и дело находит параллели именно с советской империей. Даже консулов сравнивает со Сталиным. Но когда наступает пора огласить исторический приговор, рубит без оговорок: Россия – Карфаген. Почему? Не потому ли только, что «Карфаген должен быть разрушен»?

Эту же формулу использует Валерия Новодворская, когда пишет о проигравшей Холодную войну державе: «Мой Карфаген обязан быть разрушен». Что же, когда в тебе говорит исступлённая ненависть к собственной цивилизации, аргументы не нужны. Действуй, как жрец на руинах Карфагена: борозди сознание плугом чёрных мифов и швыряй в родную землю проклятия.

     Впрочем, Никонов применяет к современности ещё одну антиномию между Римом и Карфагеном. Римскую цивилизацию он называет прагматической, а карфагенскую – экстатической. Вот его иллюстрация пунийской ментальности «…скулящие послы Карфагена приползли к римлянам… выли, катались по земле, всячески унижали себя словесно, рвали волосы, пытались поцеловать сандалии Сципиону». И тут я, неожиданно для читателя, с Никоновым соглашусь. Есть всё-таки параллель между Россией и Карфагеном! Только речь надо вести не о ментальности русского народа в целом (он-то как раз в критические минуты безмолвствует), а о российской интеллигенции, точнее – о её западническом крыле. Очень знакомая картина! Хотя современный этикет не позволяет проявлять чувства столь откровенно, как делали упомянутые послы, но внутренне Ельцин, Козырев и иже с ними, когда признавали поражение в Холодной войне, именно «катались по земле и пытались целовать сандалии». А вслед за вождями целый пласт публицистов зашёлся в экстазе самоуничижения, призывая гибель на собственную империю и отыскивая губами подошвы победителя. Заодно находя приятные победителю исторические аналогии.

А надо бы проявить стоицизм римлян. Россия уже выиграла два глобальных противостояния с Западом (в 1812-м и в 1945-м), и последовавшее за этим поражение (кстати, менее масштабное) не должно выбить нас из седла. Колесо истории продолжает вращение. Когда Ганнибал стоял у ворот Рима, когда цвет латинского воинства полёг в Каннах и от  квиритов отвернулись все прежние союзники, жители Вечного города продолжали верить в конечную победу. Поучимся у них стойкости. Как-никак, это наши прямые предки по цивилизационной линии.

А Карфаген, царящий в головах некоторых паникёров, безусловно, должен быть разрушен.

Владимир ТИМАКОВ   

 

¹ Кстати, свою имя современные африканцы получили от карфагенян – покорённые на чёрном континенте народы пунийцы называли «афри», то есть «пыль». Красноречивое и вполне ку-клукс-клановское отношение к аборигенам!

² Все сравнения относятся к периоду Пунических войн, и не касаются поздней Империи.



Искать:



Дудка. Сайт Гражданского форума



Портал Tulanet.RU © Владимир Викторович ТИМАКОВ

© Дизайн, программирование, В.Б.Струков, 2012

Управляется CMS m3.Сайт