/ Новости  / Засечный Рубеж / Совет Домовых комитетов /


Владимир ТИМАКОВ, официальный сайт


Население России начнёт сокращаться в 2019 или 2020 году

Несмотря на падение рождаемости, в прошлом году нас стало больше. Правда, прибавка составила всего лишь около 70 тысяч человек – вчетверо меньше, чем два года назад. И достигнута она без вклада естественного прироста, исключительно благодаря иммиграции.

Почему меняются демографические тенденции? Что ждёт Россию дальше? На эти вопросы отвечает заместитель руководителя Экспертного центра ВРНС, демограф Владимир ТИМАКОВ. 

Рост после падения. «Русское чудо».

Население России непрерывно сокращалось с 1992 по 2010 год, а затем начало расти, и увеличивается седьмой год подряд. В том числе, с 2013 по 2016 годы увеличение обеспечивалось естественным приростом, перевесом рождаемости над смертностью. После катастрофического провала, когда в конце девяностых – начале нулевых страна ежегодно теряла по миллиону граждан, такой стремительный «выход из пике» казался невероятным.

Всплеск рождаемости в 2011-2016 годах выглядит как демографический феномен или «русское чудо», случившееся вопреки прогнозам. Специалисты предрекали России новое, ещё более глубокое падение, начиная как раз с 2011 года.

Экстремально низкая рождаемость эпохи гайдаровских реформ пробила настоящую брешь в русской демографической пирамиде. Целое поколение оказалось прореженным наполовину: например, детей, рожденных в 1999 году, ровно вдвое меньше, чем рождённых в 1983-м. Сейчас эти дети девяностых сами вступают в родительский возраст и их критически мало.  Поэтому удивляться падению рождаемости во всех, без исключения, странах бывшего СССР не приходится – эхо демографической катастрофы было вполне предсказуемым.

Удивляться приходится тому, что в России (в отличие, например, от Украины, Молдавии или Белоруссии) это эхо так сильно запоздало, и вплоть до 2016 года, несмотря на сокращение числа молодых родителей, рождаемость продолжала расти. Отчасти этот феномен можно объяснить политикой материнского капитала – самой, пожалуй, эффективной политикой демографического стимулирования в мировой практике. Полагаю, что свою роль сыграл процесс национального возрождения, тесно связанный с «Русской весной» 2014 года. Укрепившаяся вера в будущее своего народа влияет и на семейные планы.

Важно подчеркнуть, что рост рождаемости десятых годов затрагивал почти исключительно области  с преобладанием русского населения, в то время как на южных окраинах России, где традиционной религией является ислам, рождаемость начала снижаться уже в начале десятых. Например, в Чечне, которая хотя и остаётся пока российским рекордсменом по числу детей на одну женщину, этот показатель за минувшее десятилетие снизился почти на четверть, а в русских областях ЦФО – устойчиво рос до 2016 года включительно. Такой эффект достигнут, в том числе, благодаря политике материнского капитала, которая стимулирует именно вторые рождения и потому помогает, в первую очередь, демографически депрессивным регионам со средним числом детей менее двух.  

Таким образом, за счёт русского ренессанса, Россия несколько лет подряд опрокидывала пессимистические прогнозы демографов, преодолевая «эхо реформ» и наращивая численность населения. Только в 2017 году этот механизм воспроизводства дал сбой. 

Падение после роста. Чудо не может быть бесконечным.

Почему именно в 2017 году произошло столь заметное, на десять с лишним процентов, снижение рождаемости?

Первое, приходящее на ум объяснение,- влияние экономического кризиса. Но кризис-то на дворе уже третий год, а в 2015-16 годах число счастливых молодых родителей не убывало. Возможно, лишь на третий год был исчерпан «запас прочности»: кончились и финансовые резервы, и вера в скорое преодоление трудностей? Роль такого эффекта,- усталости от кризиса,- нельзя исключать. Но всё-таки у прошлогоднего падения есть ещё более очевидное объяснение.

В русском народе до сих пор бытует суеверие, что семья, созданная в високосный год, будет несчастливой. Верят в это, конечно, далеко не все, но не меньше одной десятой части населения. Поэтому каждый декабрь накануне високосного года в ЗАГСах возникает ажиотаж – молодые торопятся «успеть, пока не началось…» А потом в течение последующих двенадцати месяцев свадьбы играются реже. Приведённая ниже Таблица № 1 наглядно демонстрирует, как снижается количество российских браков в високосные годы. В среднем примерно на 10 %. 

Таблица 1. Сравнение количества браков в Российской Федерации в високосные и обычные годы (високосные годы выделены жирным шрифтом, данные за 1995-2007 годы округлены до десятков тысяч)

Год 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005
Тысяч браков 1040 870 950 840 920 900 1000 1020 1080 980 1070

 

2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017
1100 1280 1179 1199 1215 1316 1213 1225 1226 1161 985 1048

 

Несложно догадаться, что на следующий год после високосного снижается и рождаемость. Статистика свидетельствует, что не менее половины созданных в нашей стране семей на следующий год пополняется новорожденным. Зависимость налицо: меньше браков в 2016 году – меньше рождений в 2017-м.

Из Таблицы № 1 видно, что предыдущий високосный год свадеб сыграно на 176 тысяч меньше. На пятнадцать с лишним процентов! Причины у этого три. Прежде всего – традиционное високосное суеверие. Во-вторых, сокращение числа молодёжи («эхо девяностых»). И только в-третьих, негативное влияние кризиса (который именно в 2016 году достиг своего «дна»).

Значит ли это, что в 2018 году с рождаемостью станет лучше? Високосный год позади, кризис тоже постепенно преодолевается. Статистика браков подтверждает – по сравнению с 2016 годом дела налаживаются.  Браков в прошлом году заключено на 63 тысячи больше, чем в позапрошлом.

Это хорошо. Но совсем не так хорошо, как хотелось бы. В лучшие годы, 2007-й и 2011-й, число сыгранных свадеб приближалось к 1,3 миллиона, а сейчас едва перевалило за миллион. Это движение вниз – наглядное подтверждение «эха девяностых». Ведь сейчас пришло время вступать в брак поколению, «прореженному» катастрофой тех лет. В 2017 году, например, достигло совершеннолетия всего 1200 тысяч наших молодых сограждан. Это значит, что когда они соберутся вступать в брак,- и нынешний миллион свадеб покажется недосягаемой цифрой.

Сокращение молодёжи – явление, заложенное ещё  в годы «шоковой терапии» - надолго останется определяющим фактором российской демографии.

В 2018 году глубокий провал 2017-го будет, вероятно, несколько смягчён (смотри улучшившуюся статистику браков). Однако общая тенденция спада сохранится. Уже в 2019 или в 2020 году рождаемость может снизиться настолько, что естественную убыль не перекроет даже миграционный прирост.

Взгляд за кулисы роддома. Механизм роста и падения. 

Почему наше население то росло, то сокращалось, и как эти демографические волны будут колыхаться в будущем, хорошо видно из Таблицы № 2.

Таблица сознательно упрощена по сравнению с профессиональными расчётами, зато наглядна и понятна широкой публике. Суть её такова: длина поколения в нашей стране – чуть больше 25 лет. Примерно на этот материнский возраст приходится  максимум рождённых детей. Поэтому, зная, как меняется число 25-летних, можно дать первый приближённый прогноз ожидаемого изменения рождаемости, роста или падения.

Кроме того, сопоставляя число новорождённых с числом рождённых 25 лет назад, можно оценить воспроизводство поколений: достаточно ли детей рожают мамы себе на смену или новое поколение «сужено» по сравнению с предыдущим.  

Таблица 2. Воспроизводство поколений в РСФСР и Российской Федерации в 1987-2017 годах

Год

Годы рождения «предыдущего поколения»

Рождёно детей «предыдущего поколения»

Средняя годовая когорта «предыдущего поколения»

Рождено детей нового поколения

Коэффициент замещения поколений

1987

1960-1964

12 381 тыс.

2 476 тыс.

2 500 тыс.

1,01

1992

1965-1969

9 465 тыс.

1 893 тыс.

1 588 тыс.

0,84

1999

1972-1976

10 342 тыс.

2 068 тыс.

1 215 тыс.

0,59

2008

1981-1985

11 828 тыс.

2 366 тыс.

1 714 тыс.

0,72

2017

1990-1994

8 159 тыс.

1 613 тыс.

1 690 тыс.

1,05

2022

1995-1999

6 427 тыс.

1 285 тыс.

?

?

 

Таблица начинается с 1987 года – одного из лучших в демографическом отношении годов позднесовесткой эпохи. Тогда в РСФСР родилось 2500 тысяч человек – рекордная цифра для семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века. Условное «предыдущее поколение» было чуть меньше. Если оглянуться на 25 лет назад, то в 1960-1964 годах рождалось в среднем 2 476 тысяч младенцев. Таким образом, на исходе «антиалкогольной кампании» наша страна была близка к простому воспроизводству. Новое поколение чуть-чуть превышало поколение родителей.

Уже в 1992 году обстановка намного ухудшилась. Мало того, что сократилось поколение родителей, но оно не могло уже воспроизводить само себя, оставляя  только 84 потомка на смену каждой сотне мам и отцов.  В итоге рождаемость резко упала.

К концу девяностых демографическая волна должна была создать положительный фон, родительское поколение увеличилось. Однако с рождаемостью становилось всё хуже. Поколение новорожденных оказалось чуть ли не вдвое меньше, чем поколение родителей, что обусловило беспрецедентно глубокий провал.

Приведённые в Таблице 2 цифры наглядно демонстрируют, что главной причиной  демографической катастрофы девяностых было отнюдь не сокращение родительского поколения  (на чём настаивают оправдывающиеся реформаторы), а прежде всего резкое сокращение рождений в расчёте на одну семью. Если бы дело было только в численности родительского поколения, рождаемость в сравнении с 1987 годом уменьшилась бы всего на 16,5 %, а фактически число новорожденных сократилось на 51,4 %.

К 2008 году число потенциальных родителей ещё несколько подросло. Одновременно начал увеличиваться и коэффициент воспроизводства. Всё вместе это обеспечило устойчивый рост. Противники демографической политики действующей власти целиком приписывают этот рост демографической волне. Но из таблицы хорошо видно, что «волна» в период с 1999 по 2008 год обеспечила лишь 14,4 % прироста, а ещё 26,7 % начавшегося русского возрождения надо отнести на счёт  качественных, а не количественных факторов.

С 2011 года волна пошла на спад, и мы видим, что к 2017 году размер условного родительского поколения сократился чуть ли не на треть. При этом падение рождаемости  в абсолютных цифрах обозначилось только шесть лет спустя. Это говорит, что качественные показатели во втором десятилетии ХХI века продолжали улучшаться. Например, родительское поколение и в 1992-м, и в 1999-м годах было больше, чем в 2017 году, но детей в девяностые рождалось существенно меньше.

Сравнивая условное предыдущее поколение с числом новорожденных сегодня, мы снова можем говорить о воспроизводстве – более успешном, чем в лучший позднесоветский год! Ведь в 2017 году (хотя он и оказался самым неудачным для второго десятилетия текущего столетия) пришлось 105 младенцев на каждую сотню двадцатипятилетних, их потенциальных родителей.

Можно констатировать, что с точки зрения воспроизводства населения в России последние годы, с 2012-го по 2017-й, были лучшими за минувшие полвека. Эти цифры ещё раз свидетельствуют как об успехе демографической политики «материнского капитала», так и о масштабах русского национального возрождения «эпохи Путина».

Однако понижение демографической волны, заложенное катастрофой девяностых, не оставляет надежд на прирост населения в следующее десятилетие, даже при повышающемся уровне воспроизводства. 

До какой глубины будем падать?

Вполне ожидаемо, что соотечественников беспокоят два вопроса. Нет, не кто виноват и что делать… В нашем случае, интересно вот что: на сколько сократится население России из-за «эха девяностых» и за счёт каких источников иммиграции будет заполняться пустеющая ниша?

Как видно из Таблицы № 2, в ближайшие пять лет условное родительское поколение сократится ещё на 20 %, и приблизится к историческому минимуму. Это минимум, кстати, будет достигнут примерно в 2024-25 годах.

Если число детей, рождаемых в среднем на одну семью, останется прежним, то к 2022 году надо ожидать снижения  рождаемости примерно до 1 350 тысяч человек.

Ясно, что при таком скромном для великой страны количестве новорожденных обеспечить естественный прирост невозможно. Хотя продолжительность жизни в России последние пятнадцать лет динамично растёт, ожидать существенного снижения смертности в абсолютных цифрах вряд ли приходится. Дело в том, что на свой последний жизненный рубеж выходит послевоенное поколение, не затронутое войной. Безжалостная закономерность такова: больше соотечественников в возрасте за семьдесят – больше смертей.

Учитывая обе тенденции,- рождаемости и смертности,- надо признать, что уже  в начале двадцатых ежегодная естественная убыль в РФ должна составить порядка 400 тысяч человек.

Улучшится эта статистика только в тридцатые годы, когда родительского возраста достигнет поколение «материнского капитала». До этого нас станет минимум на пять миллионов меньше – за счёт превышения смертности над рождаемостью.

Если же в стране, не дай Бог, свершится очередное социальное потрясение, и коэффициент воспроизводства снова упадёт до уровня девяностых годов, то каждый год будет рождаться всего лишь 750-800 тысяч маленьких граждан России. Естественная убыль тогда достигнет, как минимум, миллиона в год, а общее сокращение населения можно оценить в 10-15 миллионов.

Свято место пусто не бывает…

Ждёт нас стабильное развитие или  революционный передел, на основе демографических данных предсказать невозможно. Зато можно с большой степенью уверенности предсказать, что любое естественное сокращение населения, ожидаемое в ближайшие пятнадцать лет,- умеренное, на 5 миллионов, или резкое, на 10-15 миллионов человек,- будет в значительной мере нивелировано иммиграцией.      

Какие же этнические группы могут пополнить население России в ближайшее десятилетие?

Широко распространено мнение, что в ближайшее время европейскую часть России заселят выходцы из Средней Азии, а в Сибири и на Дальнем Востоке этническим большинством станут китайцы. При существующем положении дел эти страхи являются, мягко говоря, сильно преувеличенными.

Если выходцы из Средней Азии действительно формируют весомую долю в миграционном балансе РФ, то китайская угроза представляет типичный информационный миф. В 2017 году китайская община нашей страны выросла всего на 600 человек (для сравнения, увеличение абхазского землячества было в два раза больше). А в 2016 году, и подавно – больше китайцев покинуло Россию, чем приехало сюда на ПМЖ.

Уровень средней зарплаты в Китае сегодня близко к среднероссийскому, а в быстро развивающихся южных провинциях китайским рабочим платят заметно больше, чем у нас в Сибири. Поэтому никаких убедительных мотивов для переселения в Россию у китайского населения нет. Как они не заселили Сибирь на протяжении предыдущих тридцати веков, так не стремятся на север и в наше время.

Намного больше причин для переезда у граждан среднеазиатских стран. Там ещё помнят  русский язык, и выигрыш в заработке  на российском рынке труда очевиден. Выходцы из мусульманских регионов бывшего СССР в последнее десятилетие стабильно составляли более половины наших иммигрантов.

Правда, и тут наметились перемены. В 2014-2017 годах крупнейшей страной-донором иммигрантов в Россию выступила Украина. Например, в 2016 году в нашем Отечестве натурализовалось больше украинцев, чем выходцев из всех стран Средней Азии, вместе взятых.

Растёт и число иммигрантов из Белоруссии. В 2017 году этот поток, например, впервые в новейшей истории превысил миграционный поток из Азербайджана.

Напротив, число приезжих из Азербайджана и Узбекистана постепенно сокращается, что обусловлено экономическим прогрессом этих стран и способностью создавать новые рабочие места у  себя дома. Крупными донорами мигрантов остаются пока Таджикистан и Киргизия, где успехи  в экономике не столь очевидны.

В целом, если оценивать этнокультурный состав приезжих, то количество прибывающих в Россию славян в ближайшие годы будет примерно равно количеству принимающих российское гражданство представителей мусульманских народов. Можно уверенно предсказать, что обе общины в ближайшее десятилетие приобретут за счёт миграции минимум по миллиону человек каждая.

Но это не сможет привести к ощутимому сдвигу этнического баланса внутри страны.

Главная демографическая проблема России состоит не в том, что её могут заселить иные, культурно чуждые народы. Проблема в том, что сокращение населения на фоне бурного глобального роста ведёт к сокращению доли России в мировой экономике и к снижению политического авторитета нашей страны. Если нас останется слишком мало – с нами просто перестанут считаться.

 Можно ли преодолеть депопуляцию?

Новая демографическая программа, объявленная в недавнем послании Президента – попытка ответа на очередной вызов истории. Попытка необходимая, своевременная, но, по моему мнению, далеко не такая эффективная, как программа, заявленная в 2006 году.

По существу, наиболее позитивным моментом в новой программе является продление старой, продление материнского капитала. Нововведения, предложенные Президентом, вне сомнения, улучшат социальное положение молодых семей, но вряд ли помогут решить главную задачу – увеличить рождаемость.

В девяностые годы рождаемость в стране упала значительно ниже простого воспроизводства, преобладающей моделью семьи стала однодетная. Программа материнского капитала стимулировала прежде всего вторые рождения – и  в этом смысле сработала блестяще. Сегодня Рй оссия приблизилась к простому воспроизводству, а двухдетные семьи стали преобладать. Следующим шагом, позволяющим мобилизовать демографический потенциал общества, может быть только убедительное материальное стимулирование третьих рождений.

Но, по трудно объяснимой логике, разработчики программы сосредоточились на поддержке рождения первенцев. Вероятно, они увидели, что в стране снижается число первых рождений по сравнению с предыдущими годами, и решили  «укрепить слабое звено». Но это «выстрел в молоко», который ничуть не изменит статистику.

Таблицы № 1 и № 2 наглядно демонстрируют главную причину сокращения рождаемости в нашей стране. Роддома стали пустеть не потому, что часть супружеских пар не хочет больше иметь первого ребёнка, а потому, что таковых пар стало намного меньше. Сколько не стимулируй первые рождения – их больше не станет, потому что никто не может родить первого ребёнка дважды. В современной России, где неизбежно сокращается число потенциальных родителей,  есть единственный путь увеличения рождаемости – перейти к предпочтительной трёхдетной модели семьи.

Как правило, первого ребёнка рождают все здоровые семьи, независимо от материальных обстоятельств. А вот рождение третьего – серьёзный поступок, на который большинство сограждан может решиться лишь при наличии весомой поддержки. Причём эта поддержка не должна быть «размазана тонким слоем» на много лет – в таком случае денежное вознаграждение теряет свою привлекательность. Нужна одноразовая выплата, подобная материнскому капиталу, но превышающая его по размеру. Ведь рождение третьего – подвиг более значимый, чем рождение второго.

Кроме того, поддержку третьих рождений можно было бы увязать и с пенсионной политикой. Ведь увеличение пенсионного возраста – перспектива практически неизбежная. Но, в случае рождения третьего внука можно, например, предусмотреть досрочное начисление пенсии. Можно ввести доплату тем бабушкам и дедушкам, которые помогают многодетным семьям своих детей.

Восстановив экономику и армию страны после провала девяностых, мы ещё не справились со всеми последствиями постигшей нас тогда социальной катастрофы. Преодолеть демографическое эхо девяностых ещё труднее, чем восстановить рождаемость в нулевых.  Для этого нужны экстраординарные меры, требующие более весомой доли бюджета, чем сегодня. На поддержку трёхдетной семьи должна быть перестроена вся социальная политика.  

Но сохранение народа – по сути, главная государственная задача, все остальные вторичны по сравнению с ней. Двадцатые годы должны пройти под знаком демографического приоритета, иначе России грозит потеря своего привычного места среди великих наций планеты.

 Владимир ТИМАКОВ



Искать:



Дудка. Сайт Гражданского форума



Портал Tulanet.RU © Владимир Викторович ТИМАКОВ

© Дизайн, программирование, В.Б.Струков, 2012

Управляется CMS m3.Сайт